No Image

Уборка полей в колхозе

СОДЕРЖАНИЕ
0 просмотров
15 ноября 2019

Привлечение к сельскохозяйственным работам граждан, занятых в других сферах экономики — организованное добровольно-принудительное привлечение граждан из других сфер народного хозяйства к сезонным сельскохозяйственным работам в СССР, ряде постсоветских государств, а также в некоторых других странах, например, в Третьем рейхе, некоторых социалистических странах. К таким работам привлекались главным образом студенты, школьники, работники государственных учреждений, военнослужащие. Как правило, у привлечённых на сельскохозяйственные работы сохранялась их зарплата или стипендия на основном месте работы или учёбы, и могло выплачиваться небольшое денежное вознаграждение за труды на полях. Чаще всего граждане привлекались на уборку урожая, хотя могли быть задействованы и на других работах: например, прополка сельскохозяйственных угодий или сортировка урожая.

В Советском Союзе для подобной практики сложилось обиходное название «поездка на картошку». Зачастую, даже если происходил сбор не картофеля, а других культур (свёклы, моркови, капусты), осенние сельскохозяйственные работы всё равно назывались «картошкой» [1] .

Содержание

Экономические причины [ править | править код ]

Привлечение к сельскохозяйственным работам граждан, занятых в других сферах экономики, как явление имело и имеет веские экономические причины, заключающиеся в том, что процесс уборки урожая многих сельскохозяйственных культур отнимает львиную долю трудозатрат (до 75 % годового объёма и более), которые при этом должны быть произведены в весьма ограниченный период времени. Это сделать практически невозможно без привлечения дешёвой неквалифицированной сезонной рабочей силы со стороны, либо без полной механизации сельскохозяйственных процессов.

Экономическая целесообразность привлечения граждан из других сфер экономики к уборке урожая остаётся дискуссионной. Главным фактором является мотивация работников; в случае низкой мотивированности экономическая эффективность принудительного привлечения рабочей силы крайне невысока, а зачастую и отрицательна.

Третий рейх [ править | править код ]

Из-за нехватки рабочих рук и в рамках борьбы с безработицей, практически сразу после прихода Гитлера к власти, в феврале 1933 года для юношей возрастом от 16 до 21 года была введена единовременная добровольная шестимесячная трудовая повинность, которая с апреля 1934 года стала обязательной. В большинстве случаев молодые люди направлялись на сельскохозяйственный работы, которые назывались «помощь селу» (нем. Landhilfe ). С 1937 года к сельскохозяйственным работам стали привлекаться также военнослужащие армии, штурмовых отрядов, других структур [2] . С началом Второй мировой войны к трудовой повинности начали привлекать и девушек. Для организации системы трудовой повинности в 1933 году была создана Имперская служба труда. Кроме помощи сельскому хозяйству, привлечение молодёжи к сельскохозяйственным работам имели также и функцию военно-патриотического и национал-социалистического воспитания.

СССР [ править | править код ]

На территории СССР привлечение к сельскохозяйственным работам занятых в других сферах деятельности имеет многовековые традиции. Так например, ещё в 1765 году подобные методы ведения хозяйства привели к забастовке на Бахмутском соляном заводе.

В Советском союзе на селе, как правило, не хватало исправной техники, которая могла бы механизировать процесс сбора урожая картофеля (в частности, картофеле- и свеклоуборочных комбайнов), с конца 1960-х годов стал сказываться и дефицит работников (а сбор урожая вручную требует много людей), которые, к тому же, не были экономически заинтересованы в «битве за урожай» [3] , поскольку до самого конца плановой системы в СССР цены на сельскохозяйственную продукцию оставались низкими (главным образом, по политическим мотивам на основании предыдущего негативного опыта). С другой стороны, привлечённые к уборке урожая горожане из-за низкой оплаты также не были заинтересованы в качестве своей работы, не имели нужных навыков. Всё это приводило к тому, что во время уборки пропадало до 80 % картофеля [3] .

Планирование сельхозработ производилось соответствующими партийными, советскими и профсоюзными органами. Если работники госучреждения или студенты из года в год отправлялись «на картошку» в одно и то же место, то соответствующие колхозы и совхозы назывались подшефными.

В южных регионах СССР (Закавказье, Молдавия) широко практиковались выезды на сбор урожая винограда и фруктов, а в Средней Азии школьники месяцами занимались уборкой хлопка, что серьёзным образом мешало их учёбе и часто вредило здоровью (кожные, лёгочные и пр. заболевания) [4] [5] .

По многочисленным отзывам людей, задействованных в этом, сбор хлопка в Узбекистане намного превышал по степени принуждения аналогичные работы в РСФСР. Так, например, российский школьник посылался в «летний лагерь труда и отдыха» примерно на 20 дней, узбекский же — зачастую на всю осень.

Выезды «на картошку» в России сошли на нет в первой половине 1990-х годов в связи с отменой системы принуждения и общей деградацией «колхозного» сельского хозяйства. Однако они до сих пор активно практикуются в Республике Беларусь. По словам мэра Минска Николая Ладутько, «[школьники] ручками своими соберут, привезут и будут потреблять», имея в виду необходимость обеспечения учебных заведений продуктами питания [6] . На уборку овощей отправляются и студенты в период занятий — например, в сентябре 2011 года на уборку овощей был отправлен весь третий курс Витебской государственной академии ветеринарной медицины [7] .

Разновидности [ править | править код ]

Лагеря труда и отдыха для старших школьников [ править | править код ]

«Лагеря труда и отдыха» для старших школьников. Работали на поле по 6 часов, обычно 3 часа до обеда и 3 после [ уточнить (обс.) ] . Срок пребывания — около 20 дней.

По бытовым условиям речь шла о пионерском лагере — раздельнополые щитовые казармы «на отряд», общий умывальник, душевая, щитовой туалет с выгребной ямой, столовая с едой обычно невкусной, но съедобной и здоровой, отравления случались нечасто. Были спортплощадка или несколько таковых и танцы. Аудиоаппаратура, место и время для танцев выделялись в официальном порядке, выбор музыки — на личное усмотрение диджея — вопреки расхожему мнению в 80-е годы не было никаких репрессий за «идеологически вредную» музыку, по крайней мере за англоязычную, которая преобладала на танцах. За порядком следили учителя из тех же школ, где учились дети (таким образом, пребывать там были обязаны и учителя). Количество учителей — один на казарму, причём пол учителя был не важен. Они же следили за порядком непосредственно во время полевых работ.

Читайте также:  Авокадо сладкий или нет

Отношение школьников к работам разнилось от негативистского до идейно-патриотического, хотя преобладало отношение к этому как к интересной и поднимающей настроение спортивной зарядке. Молодёжно-коллективная среда при этом нравилась большинству школьников, даже тем, кто манкировал непосредственно самой работой. Работы оплачивались, и вёлся учёт производительности каждого. Максимальная оплата хорошему работнику в конце 1980-х годов была около 20 рублей за весь сезон (средняя по стране зарплата взрослого была 206), слабым работникам доставалось рубля по 3-5. С точки зрения учителей и педсоветов (при необходимости их собирали прямо в лагере) плохая работа, как правило, не была наказуемым деянием, по сравнению с прямым неповиновением, драками, самовольными отлучками из лагеря, негативистской пропагандой среди ровесников, алкогольными эксцессами и так далее. Случались и массовые драки школьников из лагеря с группами местной сельской молодёжи, обычно вне лагеря на заранее оговорённом месте, из числа школьников участвовали обычно только заядлые драчуны.

Отказаться от поездки было почти невозможно (разве что по серьёзным медицинским показаниям). Некоторым удавалось это сделать, но они были обязаны являться летом в школу на «практику» — прополка травы на газонах вокруг школы, перетаскивание школьной мебели и т. д.

Студенческая «картошка» [ править | править код ]

Студенты. Практически то же, что и выше, но а) осенью б) на срок 30 дней. Задачей обычно была уборка урожая, а не прополка.

Отличалось степенью контроля дисциплины. Студенты — совершеннолетние, потому принятые для детей меры управления к ним не применялись (например, педсоветы). Однако за объёмами работы следили чуть более жёстко, а нарушения вроде пьянок могли повлечь за собой отчисление из лагеря (с последующими неприятностями в деканате).

В качестве надзирателей обычно применялись аспиранты (ибо рабочая сила, как правило, была из младшекурсников, во многих вузах старшие курсы «на картошку» не отправлялись), особенно аспиранты, желающие сделать карьеру по комсомольской линии.

Ни для школьников, ни для студентов не было установлено никаких официальных наказаний за «неявку» и за плохое поведение, управление осуществлялось через риск «создания неприятностей» того или иного рода («будешь на плохом счету у начальства», «отчислим из ВУЗа»), что а) почти не работало, если речь шла о хорошо успевающем ученике/студенте и б) не работало при наличии у ученика/студента более или менее высокопоставленных родителей из состава номенклатуры.

В значительной степени работоспособность и общественный порядок в лагере держался только на присутствующих у многих морально-этических нормах, но не на принуждении как таковом.

Студенческие сельскохозяйственные отряды [ править | править код ]

Коллектив студентов, направляемый на «картошку», формально считался «Студенческим сельскохозяйственным отрядом» — разновидностью стройотрядов и подчинялся Уставу ВССО, однако на деле стройотряды и сельхозотряды имели между собой не так уж и много общего (хотя в некоторых направляемых на «картошку» сельхозотрядах практиковалась выдача нашивок «ССХО » и соответствующих шевронов на стройотрядовские куртки).

Стройотряд обычно подразумевал командировку в малообжитые регионы страны, требовал действительно серьёзной работы и хорошо оплачивался (от нескольких сотен до тысяч рублей). Стройотряд был строго доброволен (что было во многом связано с тем, что его бригадиру не были нужны плохие работники).

«Картошка» же оплачивалась мало, географически находилась обычно не более чем в 100 км от школы/института, была неофициально обязательной для всех, но при этом требования к выполняемой работе были крайне низки (при такой системе они и не могли быть высокими).

В то же время уровень организации работ, оплаты и бытовых условий сильно зависел от принимающей стороны (конкретного совхоза или колхоза), и мог разительно отличаться даже в пределах одного района. Бывали случаи, когда заработная плата не только не выплачивалась, но и вследствие бухгалтерских махинаций принимающей стороны отряд уезжал даже с долгом; в то же время в расположенном неподалёку хозяйстве руководство принимающей стороны налаживало здоровые партнёрские отношения с отрядом, и заработная плата за месяц достигала 100—150 рублей, не считая полноценного бесплатного питания.

Организация работ [ править | править код ]

Поездка на картошку могла быть краткосрочной (на один из выходных), либо более длительной (несколько недель). В последнем случае горожанам предоставлялось временное жильё (например, в корпусах пионерского лагеря). Работников кормили завтраком, обедом и ужином либо в сельских столовых, либо в столовых пионерского лагеря — в таком случае пища либо готовилась на месте, либо привозилась из сельской столовой.

Официально иногда объявлялась 70-часовая рабочая неделя (10×7), иногда воскресенье объявлялось полувыходным днём, но фактически работы завершались по любому более или менее убедительному поводу для их прекращения: например, при поломке техники, отсутствию мешков для сбора урожая, невозможности передвигаться по раскисшему грунту и т. д.

Каждому работнику выделялся участок поля, например, участок гряды, помеченный флажками. Часто работали парами, так как таким образом было удобно наполнять мешки собранными культурами.

Для наблюдения за порядком, как правило, выделялся специальный человек из парткома или профкома, или комсомольский деятель.

По вечерам работники отдыхали. Иногда показывали кинофильмы, иногда устраивались дискотеки, нередко проводились «капустники» и конкурсы в формате КВН, но чаще всего отдых происходил неформально, с пением под гитару самодеятельной, а начиная с 1980-х — и рок-песни.

Популярные публикации

Последние комментарии

Все предприятия, все учреждения участвовали в ежегодной уборке урожая. Городские “Икарусы” по утрам вывозили население на поля, вечером забирали обратно. Школьники выезжали классами, бегали по полю, кидались картошкой друг в друга, набегавшись, садились в кружок с бутербродами и термосами.

Пока шла пахота или сев яровых, большой помощи колхозам обычно не требовалось. Однако с середины июня, когда в лугах разворачивался покос кормовых трав, и до самого октября — уборки позднего картофеля, капусты и корнеплодов — многие городские организации буквально лихорадило от колхозных разнорядок. Тем более, что на осень приходился еще и самый пик работ на овощных базах.

Почти все колхозные выезды горожан так или иначе были связаны с уборкой урожая — сена, зерновых культур и, особенно, овощей. Случалось, что инженеров понуждали ухаживать за коровами и прочей живностью; однако горожане вовсе не умели с ними обращаться, во множестве получали травмы и даже увечья, а скотина, со своей стороны, начинала так интенсивно дохнуть, что власти сочли за лучшее впредь не сводить их вместе.

Читайте также:  Обрезка комнатных растений осенью

Подавляющая часть колхозных работ осуществлялась вахтовым методом.
Каждая организация была прикреплена к определенному колхозу, который чаще всего находился по тому же направлению от города, куда тяготела и сама организация.

Заключался договор об оказании шефской помощи, на основании которого предприятие обязывалось высылать для работы определенное число сотрудников на известный срок, а колхоз предоставлял им жилье, питание, транспорт и, подобно овощной базе, оплату за трудодни.

Первая партия отправлялась в начале июня на заготовку сена, и после того их товарищи, сменяя друг друга, трудились в колхозе до середины ноября, когда заканчивалась уборка картошки и уже вовсю сыпал снег.

Обыкновенно отъезжали сменами человек по пятнадцать-двадцать, причем колхоз, исходя из планируемых работ, оговаривал пропорцию мужчин и женщин. Смена уезжала на десять дней, чтобы работать и в выходные; за воскресенье каждому начисляли отгулы, будни приравнивались к работе на своем месте.

Если овощные базы вызывали у всех сотрудников одинаковое отвращение, то поездки в колхоз расценивались очень по-разному. Одни приравнивали их к стихийному бедствию и едва удерживали слезы. Другие, напротив, радовались, что можно надолго вырваться из семьи, забросить постылые чертежи, работать руками на свежем воздухе, днем загорать, а вечером пьянствовать и строить амуры.

Хлеб — любовь и боль крестьянская, самая первая и самая главная его забота. Где бы не был, чем бы не занимался сельский труженик, главные думы его о хлебе. Веками вырабатывались умение и навыки хлеборобов выращивать зерно. И суть этого, не сегодня замеченная — летний день год кормит — осталась прежней. Чуть промедлишь по своей ли нерадивости или по причине непогоды — пропал урожай, пропал труд. Дни уборки называют страдой, она подводит итог. Весь народ, вся страна живут этим — убрать выращенный урожай без потерь и в сжатые сроки, сохранить его.

Вновь и вновь загорается утренняя июльская заря, лаская, обогревает землю-матушку, а перед глазами расстилается бескрайнее русское поле, где хлеборобы в полном смысле слова ведут битву за урожай. Мягкими волнами убегает за горизонт золотое "море", по которому грациозно плывут могучие "степные корабли", жадно заглатывая полновесные хлебные колосья. Идет уборочная страда, которая очень многое значит для крестьянина. Ведь это заключительный этап плодотворного труда за весь сельскохозяйственный период. Сегодняшний наш репортаж об уборке урожая из колхоза имени Скибы.

На день нашего визита, а это был минувший понедельник, в хозяйстве было убрано 61% урожая. Земледельцам в нынешнюю страду предстоит убрать урожай почти с 9 тысяч гектаров площадей. Озимка расположилась на 6291 га, яровые зерновые — на 2581 га, из них ячмень занимает 2391 га и 190 га — просо. В день нашего приезда в хозяйстве уже было намолочено 20 560 тонн зерна при средней урожайности 38, 4 центнера с га. А уборку в колхозе начали 4 июля.

— До 1 августа планируем завершить жатву, если погода не внесёт свои коррективы и уборочная кампания не снизит темпы. Пока в этом году за период уборки мы только один день простояли, — отметил главный агроном колхоза Юрий Васильевич Гончаров. — Вот и сегодня комбайны ещё в поле не выходили, ждём, когда упадёт влажность. Ячмень косить ещё не начинали, только сделали обкосы. Сперва уберём пшеничку, а потом перейдём к ячменю, хотя он уже тоже подоспел и просится в ангар.

Из разговора с главным агрономом сразу стало понятно, что этот человек очень любит дело, которым занимается всю жизнь, и землю, на которой родился, вырос, трудится и которая благодарит щедрыми урожаями за труды. Юрий Васильевич 30 лет проработал в колхозе агрономом. А с 2013 года работает в должности главного агронома.

В колхозе весь уборочный конвейер задействован на полную мощность, и люди трудятся на совесть, стараются убрать все выращенное сполна. На уборке задействовано 18 комбайнов, из них 8 "Векторов", один "Акрос" и 9 "Дон -1500 в". Большая часть комбайнёров работает без штурвальных. Также на уборке задействовано 18 автомобилей. Все зерно с поля поступает на ток, где проходит соответствующую очистку через ЗАВы, а затем отправляется в складские помещения. Поэтому здесь работа, можно сказать, "кипит" круглосуточно.

— Зерно в этом году просто отличное, — продолжает Юрий Васильевич. — Особенно нас порадовали такие сорта пшеницы как "Зустрич", "Гром" и "Станичная". Они дали больше 40 центнеров с гектара. Уборку урожая мы ведём двумя комплексами. Один комплекс состоит из "Векторов" и "Акроса" и второй — из "Донов".

Час от часу наполняются золотистым зерном складские помещения колхоза, растут показатели комбайнеров на обмолоте и косовице хлебных нив, водителей на вывозке зерна, неумолимо сжимается клин необмолоченных полей. При нынешнем уровне технической оснащённости уборочных звеньев маховик страды раскручивается стремительно.

Пока мы разговаривали и осматривали посевы, влажность упала — и комбайны вышли в поле. Первыми мы посетили поля вблизи хутора Полстяной, которые обрабатывала четвёртая бригада, а бригадиром у них является опытный земледелец, который в этой должности трудится больше 20 лет, Владимир Иванович Уланов.

На этих полях комбайны "Векторы" и "Акрос", управляемые опытными механизаторами, делали круг за кругом по золотистому полю пшеницы. Это не первая жатва хлебов, которую они проводят за штурвалами своих зерноуборочных машин. И не на словах, а на деле знают, что такое "жаркие", в полном смысле этого слова, дни уборочной страды. Лишь на минутку они останавливались, чтобы отгрузить из бункера зерно в автомашины, а затем снова вели свои степные корабли по бескрайней, хлебной ниве. Водители все тоже стараются. Машины тоже закреплены за комплексом.

Читайте также:  Мускатный орех специя применение

Наивысшие намолоты в эту уборочную страду у комбайнеров на "Векторах". Сергей Петрович Ганошин больше 10 лет работает на комбайне и в эту страду намолотил уже 14579 центнеров, второе место у Виталия Алексеевича Люшнина — 14489 центнеров зерна и третье — у Владимира Ивановича Мисько, который выдал из бункера своего комбайна 13513 центнеров зерна. По намолоту эта бригада в передовиках, её поля дают по 43 центнера с гектара.

Далее наш путь лежал на поля второй бригады, бригадиром которой является Николай Алексеевич Дьяченко. Данные поля располагаются вблизи хутора Секретёв. Урожайность здесь тоже отличная. Некоторые поля дают по 40 центнеров с гектара. На момент нашего приезда второму хлебоуборочному комплексу, где работают комбайны "Дон", оставалось убрать 400 гектаров пшеницы и потом земледельцы перейдут к уборке ячменя.

Среди комбайнёров этого комплекса уже тоже определились передовики. Первое место занимает комбайнёр Александр Александрович Копачёв, который работает без штурвального и смог намолотить 13437 центнеров зерна, на втором месте Сергей Александрович Eфремов, его результат 13051 центнер зерна и на третьем месте Виталий Викторович Семёнов, его намолот составил 11430 центнеров.

Но жатва еще не закончена и впереди у хлеборобов тяжелые, напряженные трудовые будни. На сегодня главная задача аграриев — быстро и без потерь убрать выращенный урожай. А чтобы на поле не произошло пожароопасных ситуаций, вместе с комбайнами дежурит автомобиль с емкостью, наполненной водой.

— Уже много лет трудятся на току Eлена Степановна Догару, Нелли Задорожняя и Валентина Петрусенко, — отметил главный агроном колхоза. — Они работают круглый год. В этом году задействованы у нас в уборке и школьники, которые на каникулах решили себе подзаработать. Они работают у нас на ЗАВах, на задвижке.

На верхнем ЗАВе у нас трудится Антон Ивахненко, на нижнем — Владимир Лещенко. Не так давно мы построили крытый ток. Так вот на его уборке тоже задействованы школьники. Они помогают на току и приводят в порядок прилегающую к нему территорию. Это Денис Eфремов, Максим Бутт, Максим Удянский, Илья Копачёв и Александр Фроленко. Все ребята молодцы, очень стараются. В свою очередь руководство сельхозпредприятия проявляет большую заботу о земледельцах, занятых на уборке урожая. В хозяйстве работает столовая. Горячее питание — обед и ужин — на специально выделенном автотранспорте доставляется непосредственно в поле.

Люди здесь трудятся с хорошим настроением. Словом, жатва для всех хлеборобов — экзамен на прочность и выдержку. И есть уверенность в том, что земледельцы, как и в былые годы, его сдадут на отлично.

Вкусно, как дома

Когда мы закончили объезд полей с главным агрономом, наступил полдень и у колхозной столовой было суетливо и пахло так вкусно, что непременно хотелось отведать обед.

Работникам столовой помогал грузить в машину кастрюли Вячеслав Иванович Мордовцев. Этот умудрённый опытом человек уже находится на заслуженном отдыхе, но на время уборочной кампании его пригласили на должность завхоза. Вячеслав Иванович в колхозе имени Скибы работал с 1983 года. Сначала был мастером в стройчасти, потом прорабом, а в 1992 году ему предложили должность завхоза.

— Пригласили подработать, я не отказался, — отметил Вячеслав Иванович, — тем более, что штатный завхоз задействован на комбайне. А кому-то надо выполнять эту работу, тем более, что я её знаю от а до я. Мельница у нас есть в колхозе хорошая и мука своя отличная. Вот и завожу я её на пекарню и в столовую, а также в столовую продукты питания. А столовая в нашем колхозе отличная, она работает круглый год, но более активно и в строгом режиме во время хлебоуборки.

В каждой бригаде колхоза, а их здесь четыре, есть своя столовая. Когда нет уборки, люди обедают в столовых, а еду туда доставляют, конечно же, из центральной столовой. А во время уборки обеды и ужины возим на полевой стан для удобства хлеборобов. Коллектив нашей столовой замечательный, все мастера высшего класса в своём деле, а готовят так вкусно, что даже нашим поварам могут позавидовать многие хозяйки. Мы вас не отпустим, пока вы не попробуете нашего обеда, — категорически заявил завхоз.

Мы поддались на его уговоры, заглянули в колхозную столовую и познакомились с профессионалами своего дела, а также попробовали угощение.

С 2010 года заведует столовой Людмила Петровна Легусова, а до этого с 1979 года она здесь трудилась поваром. Повар Татьяна Анатольевна Фоменко работает в столовой с 1982 года. Эти приветливые женщины никогда не ошибаются в количестве соли на огромную кастрюлю борща или в количестве порций. Они высококлассные мастера и готовят для своих земляков разнообразное меню. Но очень вкусно, как дома. В котлетах чувствует и перчик, и чеснок и в них практически нет хлеба, одно мясо. А борщ такой ароматный и аппетитный, что отказаться от него просто невозможно.

— По-другому мы работать не умеем, — отметила Людмила Петровна. — Это в городских столовых готовят непонятно из чего, да ещё и воруют. А мы привыкли жить и работать по совести. Кто же будет кушать, если "помойки" безвкусные приготовить? Полевые работы сил много требуют и питание хлеборобов должно быть соответственным — высококалорийным и разнообразным.

Eсть у постоянных работников столовой и помощницы на время страды. Это Татьяна Ивановна Троянова, старый кадровый работник, и двое практиканток Анна Чибинева и Юлия Балицкая. Девушки являются учащимися нашего Зимовниковского сельскохозяйственного техникума и осваивают специальность техника-технолога общественного питания. У девушек прекрасная практика и они очень довольны. Об этом они нам сами рассказали.

В обеденный перерыв в столовую начали подтягиваться колхозники и, пообедав, они искренне благодарили работников столовой за вкусный обед. Казалось бы, одно слово "спасибо" и доброжелательная улыбка — не это ли высшая благодарность работникам столовой?

Комментировать
0 просмотров
Комментариев нет, будьте первым кто его оставит

Adblock detector